Проценты за пользование чужими денежными средствами

Проценты за пользование чужими денежными средствами в случае неосновательного обогащения лизингодателя

Блог,Теория и практика лизинга 03.04.2016 377


Гражданский кодекс содержит нормы, согласно которым на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Говоря простым языком, в случае, когда лизингодатель неосновательно обогащается за счет лизингополучателя (т.е. сберегает определенную денежную сумму в виде разницы между ожидаемым доходом по договору и фактически полученным), на сумму неосновательного обогащения подлежат начислению проценты по ставке рефинансирования.

Довольно продолжительное время судебная практика по данному вопросу была противоречивой. Одни судьи взыскивали проценты, применяя подход, согласно которому о неосновательности своего обогащения лизингодатель узнает в момент изъятия предмета лизинга. Другие же придерживались позиции, что до момента определения сальдо встречных обязательств (т.е. до момента его расчета судом), невозможно рассчитать такие проценты и, соответственно, невозможно применять данную меру к лизингодателю.

Ясность в данный вопрос внес Президиум Верховного суда в декабре 2016 года. В Обзоре судебной практики №4 от 20.12.2016г. был закреплен подход, согласно которому моментом начала начисления процентов является дата реализации изъятого имущества.

Так, Верховный суд разъяснил, что согласно положениям п. 2 ст. 1107 Гражданского кодекса, начисление предусмотренных ст. 395 ГК РФ процентов при расторжении договора связано с моментом, в который стороне договора стало известно или должно было стать известно в обычных условиях гражданского оборота, что полученное ею от другой стороны исполнение является излишним.

Излишнее исполнение денежного обязательства со стороны лизингополучателя возникает в том случае, когда внесенные им платежи в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превысили сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, причитающейся платы за финансирование, а также убытков и иных санкций, предусмотренных законом или договором.

Таким образом, лизингодатель должен узнать о получении им лизинговых платежей в сумме большей, чем его встречное предоставление, с момента, когда ему должна была стать известна стоимость возвращенного предмета лизинга. Следовательно, заключает Президиум Верховного суда, при начислении предусмотренных ст. 395 ГК РФ процентов в пользу лизингополучателя необходимо исходить из момента продажи предмета лизинга (истечения срока его реализации лизингодателем).

Очевидно, что указанные разъяснения Верховного суда приведут к скорейшему формированию единообразной практики по данному вопросу, а также позволят в большей степени пресекать недобросовестное поведение некоторых лизингодателей.