Обзор судебной практики по возврату лизинговых платежей за 4-й квартал 2015 года

Обзор судебной практики по возврату лизинговых платежей за 4-й квартал 2015 года

Блог,Судебная практика 01.09.2016 1275


Краткий обзор правоприменительной практики Арбитражного суда Московского округа по спорам, связанным с расторжением договоров лизинга за четвертый квартал 2015 года. 

 

Московский судебный округ является основной кузницей судебной практики по спорам, связанным с расторжением договоров лизинга. По нашим оценкам, в 2015 году порядка 54% всех арбитражных дел в России, связанных с  расторжением договора лизинга, рассматривалось именно в арбитражных судах Московского округа.

Однако, несмотря на то, что персональный состав судей, рассматривающих указанные споры, достаточно стабилен и не широк, суды зачастую по разному толкуют схожие фактические обстоятельства и нормы права, подлежащие применению.

Мы ярко видим проявление принципа состязательности: в каждом конкретном деле позиция сторон и выдвигаемые аргументы чаще всего играют определяющую роль.

В настоящем обзоре мы отразили ряд последних решений ФАС МО по ключевым нюансам споров об установлении сальдо взаимных требований при расторжении договоров лизинга: определение момента возникновения неосновательного обогащения и даты начала исчисления процентов за пользование чужими денежными средствами, определение даты возврата финансирования, возможность взыскания задолженности по лизинговым платежам после расторжения договора и изъятия предмета лизинга.

По прежнему сохраняется спорный момент по определению момента возникновения неосновательного обогащения и соответственно начисления процентов за пользование чужими денежными средствами:

Установив, что договор лизинга не предусматривал сроки определения сальдо встречных обязательств и возврата разницы в случае ее превышения при досрочном расторжении договора, то есть срок исполнения денежного обязательства в случае его возникновения при закрытии сделки в силу пункта 2 статьи 314Гражданского кодекса Российской Федерации, учитывая, что размер неосновательного обогащения установлен только по результатам судебного заседания, в пределах срока, допускаемого законом для защиты нарушенного права, суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 36 326,43 руб. удовлетворению не подлежит, поскольку на начальную дату начисления процентов размер денежного обязательства лизингодателя ни условиями договора, ни в судебном порядке установлен не был. Более того на начальную дату взыскания процентов предмет лизинга реализован не был. (Постановление ФАС МО от 17 декабря 2015 г. по делу № А40-88852/2014)

На основании статей 395 и 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена возможность взыскания процентов за пользования чужими денежными средствами.

В соответствии с пунктом 2 статьи 307 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и их иных оснований, указанных в настоящем Кодексе.

При расторжении договора обязательства сторон прекращаются (пункт 2 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации). Как указано в пункте 3 постановления от 06 июня 2014 года №35 Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О последствиях расторжения договора», прекращается обязанность должника совершать в будущем действия, которые являются предметом договора. Одновременно возникают внедоговорные обязательства, в том числе связанные с нарушением эквивалентности встречных предоставлений. Таким образом, обязательство из неосновательного обогащения возникает в силу закона после расторжения договора, то есть спорное правоотношение (в том числе по поводу неосновательного обогащения) предшествует судебному акту. В связи с этим решение суда в данном случае не является актом, устанавливающим правоотношение. (Постановление от 2 декабря 2015 г. по делу № А40-3238/2015)

Дата возврата финансирования – в целом сформировался общий подход о денежном характере обязательства и возвратом финансирования считается получение денежных средств при продаже имущества. Но встречаются интересные изъятия из общего правила, связанные с задержкой в реализации предмета лизинга.


Дата возврата финансирования определена как дата изъятия, т.к. предмет лизинга до настоящего времени не реализован.

Довод кассационной жалобы о том, что при принятии судебных актов судами неверно рассчитан период пользования финансирования и стоимость предмета , отклоняется кассационным судом, поскольку ответчик предмет не реализовал, ходатайство о назначении экспертизы в целях определения стоимости имущества не заявил.

Доводы заявителя со ссылкой на судебные акты по делам №А40-19833/13-118-183, №А40-186087/2013 о методике расчета сальдо встречных обязательств до момента реализации предмета не опровергают выводы судов, установленных по настоящему делу при анализе условий договора выкупного № 15473/2011 от 02.12.2011, являющегося предметом иного судебного спора.

Довод кассационной жалобы о том, что при принятии постановления судом апелляционной инстанции неверно рассчитан период пользования финансирования и размер платы за финансирование, отклоняется кассационным судом, поскольку не реализация предмета лизинга с момента его изъятия в нарушение п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 г. № 17 свидетельствует о злоупотреблении ответчиком своим правом по продаже лизингового имущества в разумный срок. При этом следует учитывать и то обстоятельство, что весь указанный период (с момента изъятия и по настоящий момент) предмет лизинга находится в фактическом владении и пользовании лизингодателя (ст. 10 ГК РФ). (Постановление от 5 ноября 2015 г. по делу № А40-132903/2014).

Относительно устойчивая позиция видимо сформирована по вопросу взыскания задолженности по лизинговым платежам, суд указывает, что взыскание задолженности по лизинговым платежам после расторжения договора и изъятия предмета лизинга возможно только при установлении сальдо взаимных требований:


С момента возврата предмета лизинга по договору выкупного лизинга нарушенное право лизингодателя может быть восстановлено только с учетом правил, предусмотренных статьями 
11021103 ГК РФ о недопустимости неосновательного обогащения.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования в части, руководствуясь разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 No 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга», исходил из того, что на момент принятия судом первой инстанции обжалуемого судебного акта – 09.02.2015 – правоотношения сторон, вытекающие из спорного договора лизинга были прекращены в связи с досрочным расторжением Лизингодателем договора лизинга путем отказа от его исполнения в одностороннем порядке, предмет лизинга был возвращен Лизингодателю по акту от 15.01.2015, а на дату рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции предмет лизинга был реализован истцом по договору купли-продажи от 26.02.2015 по цене 1 150 000 руб. Таким образом, суд апелляционной инстанции правильно указал, что с момента возврата предмета лизинга по договору выкупного лизинга нарушенное право лизингодателя может быть восстановлено только с учетом правил, предусмотренных статьями 1102, 1103 ГК РФ о недопустимости неосновательного обогащения (сбережения) и предполагает установление завершающей разницы между полученными за период пользования лизинговыми платежами в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга, с одной стороны, и предоставленным финансированием, платой за финансирование и расходами, связанными с приобретением предмета лизинга, с другой. (Постановление ФАС МО от 29 декабря 2015 г. по делу № А40-197401/2014).


Установление сальдо встречных обязательств в случае расторжения договора лизинга является обязанностью суда.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 22 мая 2015 года иск о взыскании основной задолженности и пени удовлетворен. При этом суд первой инстанции исходил из того, что поскольку лизингополучатель не предоставил доказательства уплаты долга, исковые требования заявлены правомерно. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 09 сентября 2015 года указанное решение оставлено без изменения с поддержанием выводов суда первой инстанции. Из правовой позиции, изложенной в Постановлении No 17, следует, что расторжение договора выкупного лизинга порождает необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору. Таким образом, установление сальдо встречных обязательств в данном случае является обязанностью суда. Следовательно, вывод апелляционного суда о том, что исходя из принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 ГК РФ), суд по собственной инициативе разрешать данный вопрос не вправе, является ошибочным и несоответствующим нормам материального права.


Поскольку соотношение взаимных представлений сторон по договору, совершенных до момента его расторжения (сальдо взаимных обязательств), как об этом указано в постановлении No 17, не установлено, содержащиеся в обжалуемых судебных актах выводы о применении нормы права не основаны на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств. Поэтому решение, постановление подлежат отмене. 
(Аналогичное вышеуказанному дело между ООО «Катерпиллар Файнэншл» и ООО «АвтоСнабРемонт». Постановление от 16 декабря 2015 г. по делу № А40-30111/2015).


В другом деле с этими же участниками, схожими требованиями и фактическим обстоятельствам дела есть и другое решение:

Доводы заявителя о том, что суд отказал в проведении взаимозачета, кассационная коллегия считает несостоятельными, поскольку встречное требования о взыскании ответчиком заявлено не было, расчет сальдо встречных обязательств ООО «Катерпиллар Файнэшнл» и ООО «АвтоСнабРемонт» при рассмотрении дела в суде первой инстанции заявлены не были.

Кроме того, кассационная коллегия считает необходимым разъяснить заявителю, что последний не лишен возможности обращения в суд с самостоятельным иском.

Мы умышленно не заостряли внимание на фактических обстоятельствах каждого конкретного дела и аргументах выдвинутых сторонами. Они безусловно имеют определенные отличия, и только самостоятельный анализ с соотнесением уже рассмотренных ситуаций  с вашими случаями, с особенностями присущими именно вашим взаимоотношениям с лизингополучателями, позволит выработать качественную тактику судебной защиты интересов вашей компании.

Надеемся этот обзор будет полезен в вашей работе!

 

Если у вас остались вопросы или требуется консультация эксперта, звоните: +7(495)545-44-86 

Также вы можете оставить заявку на сайте юридической компании «Право и Практика«.