Неосновательное обогащение лизингодателя

Неосновательное обогащение лизингодателя

Блог,Советы юриста 01.09.2016 677


ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВЫКУПНОЙ СТОИМОСТИ ПРЕДМЕТА ЛИЗИНГА

В соответствии с Федеральным законом от 29.10.1998г. №164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» договор лизинга — договор, в соответствии с которым арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность указанное арендатором (лизингополучатель) имущество у определенного им продавца и предоставить лизингополучателю это имущество за плату во временное владение и пользование. Статьей 19 Федерального закона определено, что договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.

На практике, право собственности на предмет лизинга либо передается лизингополучателю по акту приемки-передачи, либо переходит к нему на основании договора купли-продажи после внесения номинального выкупного платежа. При этом,  сделка лизинга, как правило, структурируется таким образом, что право на выкуп возникает у лизингополучателя при условии отсутствия задолженности по внесению лизинговых платежей.

12 июля 2011г. Президиум Высшего Арбитражного суда при рассмотрении надзорной жалобы по делу №А28-732/2010 пр

именил к договору лизинга нормы Гражданского кодекса о выкупе и ввел в судебную практику понятие «выкупной стоимости в составе лизинговых платежей» (Постановление №17389/2010 от 12.07.2011г.). Судом был сформулирован следующий подход: «….установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей…», «…при изъятии предмета лизинга по причине одностороннего расторжения договора лизингополучатель вправе требовать возврата той части уплаченных лизинговых платежей, которой фактически погашалась выкупная цена предмета лизинга….».

Постановление Президиума ВАС №17389/2011 от 12.07.2011г. повлекло множество исковых заявлений против лизинговых компаний. Однако, формированию единообразной практики Постановление Президиума ВАС не способствовало. Позиция арбитражных судов в значительной степени разнилась, и исход дела зависел от конструкции и формулировок договора лизинга, а также позиции конкретного судьи. За счет отсутствовавшей определенности и единообразия многим лизинговым компаниям удавалось склонять чашу весов в свою пользу. Между тем, данный вопрос требовал упорядочивания, и промежуточная точка была поставлена Высшим Арбитражным судом 14 марта 2014 года.

 

ИЗМЕНЕНИЕ ПРАКТИКИ – НЕОСНОВАТЕЛЬНОЕ ОБОГАЩЕНИЕ ЛИЗИНГОДАТЕЛЯ

14 марта 2014 года Пленум Высшего Арбитражного суда принимает Постановление №17: «…..  В связи с возникающими в судебной практике вопросами и в целях обеспечения единообразия в разрешении споров, связанных с применением законодательства о финансовой аренде (лизинге), Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» постановляет дать арбитражным судам следующие разъяснения:…». Таким образом, в Постановлении судом было закреплено несколько определяющих принципов.

1) на уровне судебной практики закреплено такое понятие, как «выкупной лизинг», под которым ВАС понимает договор лизинга, который содержит условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при внесении им всех лизинговых платежей, включая выкупную цену, если ее уплата предусмотрена договором (п.1 Постановления);

2) суд дал характеристику «имущественного интереса лизингодателя» — размещение и последующий возврат с прибылью денежных средств, а также характеристику «имущественного интереса лизингополучателя» — приобретение предмета лизинга в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем, и при его содействии. При этом, приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга надлежит считать обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного. Таким образом, суд закрепил подход к обеспечительной роли предмета лизинга (п.2 Постановления);

3) закреплен принцип необходимости соблюдения баланса интересов сторон: расторжение договора выкупного лизинга, в том числе по причине допущенной лизингополучателем просрочки уплаты лизинговых платежей, не должно влечь за собой получение лизингодателем таких благ, которые поставили бы его в лучшее имущественное положение, чем то, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора в соответствии с его условиями. И, тот же принцип по отношению к лизингополучателю: в то же время расторжение договора выкупного лизинга по причине допущенной лизингополучателем просрочки в оплате не должно приводить к освобождению лизингополучателя от обязанности по возврату финансирования, полученного от лизингодателя, внесения платы за финансирование и возмещения причиненных лизингодателю убытков, а также иных предусмотренных законом или договором санкций (п.3.1. Постановления);

4) при рассмотрении дел судам следует соотнести сальдо встречных обязательств при расторжении договора выкупного лизинга (т.е. взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения), и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой (п.3.1. Постановления);

5) закреплены правила определения так называемых «встречных завершающих обязанностей сторон»:если полученные лизингодателем от лизингополучателя платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного ему предмета лизинга меньше доказанной лизингодателем суммы предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков лизингодателя и иных санкций, установленных законом или договором, лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя соответствующую разницу. В случае же, если внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, предусмотренных законом или договором, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу. Здесь следует обратить внимание два важных момента: 1) авансовый платеж не учитывается в составе полученных лизингодателем от лизингополучателя сумм; 2) обязанность по доказыванию предоставленной лизингополучателю суммы финансирования лежит на лизингодателе (пп.3.2., 3.3. Постановления);

6) в целях подсчета сальдо встречных обязательств введены понятия размера финансирования, предоставленного лизингодателем лизингополучателю (сумма закупочной цены предмета лизинга (за вычетом авансового платежа лизингополучателя) и расходов по его доставке, ремонту, передаче лизингополучателю и т. п.), а также платы за предоставленное лизингополучателю финансирование(проценты годовых на размер финансирования). Если соответствующая процентная ставка не предусмотрена договором лизинга, она устанавливается судом расчетным путем на основе разницы между размером всех платежей по договору лизинга (за исключением авансового) и размером финансирования, а также срока договора (п. 3.5. Постановления);

7) плату за финансирование (в процентах годовых) суд постановил рассчитывать по следующей формуле:

     (П — А) — Ф

ПФ = ———— x 365 x 100 ,

      Ф x С/ДН

где ПФ — плата за финансирование (в процентах годовых),

П — общий размер платежей по договору лизинга,

А — сумма аванса по договору лизинга,

Ф — размер финансирования,

С/ДН — срок договора лизинга в днях.

 

8) принцип определения стоимости изъятого предмета лизинга. Указанная стоимость должна определяться по его состоянию на момент возврата предмета лизинга лизингодателю исходя из суммы, вырученной лизингодателем от продажи предмета лизинга в разумный срок после получения предмета лизинга или в срок, предусмотренный соглашением лизингодателя и лизингополучателя, либо на основании отчета оценщика (при этом судам следует принимать во внимание недостатки, приведенные в акте приема-передачи предмета лизинга от лизингополучателя лизингодателю). Лизингополучатель может доказать, что при определении цены продажи предмета лизинга лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно, что привело к занижению стоимости предмета лизинга при расчете сальдо взаимных обязательств сторон. В таком случае суду при расчете сальдо взаимных обязательств необходимо руководствоваться, в частности, признанным надлежащим доказательством отчетом оценщика. Таким образом, Высший арбитражный суд, установив несколько возможных вариантов определения стоимости изъятого предмета лизинга, вновь декларирует принцип необходимости соблюдения баланса интересов сторон и о недопущении злоупотребления правом одной из сторон;

9) вопрос о наличии неосновательного обогащения на стороне лизингодателя можно ставить только при условии расторжения договора и изъятия предмета лизинга.

Таким образом, при рассмотрении данной категории дел, судам надлежит устанавливать следующие обстоятельства:

— расторгнут ли договор лизинга? изъят ли предмет лизинга?

— содержит ли договор лизинга условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю?

— превышают ли внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций?

— произведена ли оценка предмета лизинга на момент его изъятия? Во сколько оценен изъятый предмет лизинга?

 

Из анализа положений Постановления видно, что Высший Арбитражный суд вывел из практики понятие «выкупной стоимости в составе лизинговых платежей», заменив его, на неосновательное обогащение (хотя в прямом значении данное понятие и не употребляется в Постановлении). Принимая Постановление, Высший Арбитражный суд истолковал применительно к лизинговым правоотношениям принципы равенства участников гражданского оборота, добросовестности их поведения при осуществлении гражданских прав и не допустимости извлечения преимуществ из своего незаконного или недобросовестного поведения. Суд указывает на недопустимость получения одной из сторон договора таких благ, которые бы поставили ее в лучшее имущественное положение по сравнению с тем, в котором бы она находилась при добросовестном и надлежащем соблюдении условий заключенного договора.

Пример из практики:

Между лизингополучателем и лизингодателем был заключен договор финансовой аренды (лизинга). В связи с ненадлежащим исполнением лизингополучателем обязанности по уплате лизинговых платежей договор лизинга расторгнут, предмет лизинга возвращен лизингодателю. Плата за финансирование рассчитана судом в размере 17,16% по формуле: (общий размер платежей по договору лизинга — сумма аванса по договору лизинга = размер финансирования): (размер финансирования х срок договора лизинга в днях) Х 365 дней Х 100 = проценты годовых). С учетом срока финансирования 227 дней плата за финансирование составила 178 864 рубля 65 копеек.

Согласно отчету независимого оценщика рыночная стоимость возвращенного транспортного средства составляет 2 160 000 рублей. Поскольку транспортное средство эксплуатировались менее года, а его закупочная цена составляет 2 420 000 рублей, данные отчетов признаны судом достоверными. С учетом указанной стоимости транспортного средства, платы за финансирование до возврата финансирования, сальдо в пользу лизингополучателя составило по договору лизинга 519 786 рублей 77 копеек.

После принятия Постановления №17 от 14 марта 2014г. судебная практика пошла по пути соблюдения указанных выше принципов. В случае, если договор лизинга расторгнут и предмет лизинга изъят, и при этом сальдо расчетов, определенное по установленным Постановлением правилам, окажется в пользу лизингодателя, — лизингополучатель получает возможность вернуть часть уплаченных лизинговых платежей.

Если у вас остались вопросы или требуется консультация эксперта, звоните: +7(495)545-44-86 

Также вы можете оставить заявку на сайте юридической компании «Право и Практика«.